Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Бестселлер

МЮЛЛЕР (немецкий роман)

Природой так было задумано, чтобы Феи легкомысленно влюблялись с первого взгляда и в первого встречного мужчину, а оставляя, грешную землю столь же быстро забывали свой объект почитания. Сложно вникнуть в механизм подобного скорого воспламенения и резкого затухания, хотя девичья память, как подмечено народом, всегда была коротка!..

Конечно, наша беспамятная Дева уже и не помнит тот далекий знойный день, эдак века три назад, когда к колодцу подошел усталый путник. И колодец был тогда не в таком плачевном виде, как ныне, почти что доверха засыпанный для безопасности граждан, - а кристально пречистый и глубокий; и место это довольно глухое, в приличном отдалении от ближайшего селения, пользовалось у народа дурной славой. Заходили сюда очень редко лишь бравые смельчаки, бродяги, да заплутавшие грибники, - и все в один голос уверяли, что слышали из воды жалобные стенания. Старики сказывали страсти: будто с незапамятных времен поселилась там Фея, насылающая любовные чары на проходящих мимо добрых молодцев, которых затем и затягивает в бездонное жилище.

Наш притомившийся путник родом оказался не из этих краев, а поэтому не мог знать стариковских россказней, - и, когда вдруг увидел обнаженную Деву у колодца, которая, как подумалось ему, омывается водой, то не пришел в ужас, что подобало бы, а крайне смутился, покраснел и шагнул было в сторону. Но к удивлению почему-то застыл, как вкопанный, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой, и, поражаясь своему беспредельному бесстыдству, неотрывно смотрел на голое чарующее тело.

Довольно симпатичного вида молодой человек, с которым нас и Фею свела судьба познакомиться, был бродячим музыкантом весьма доброго нрава и редкой врожденной благовоспитанности. Его приличность уже поспешила явиться в виде красноречивого смущения. Ведь другой бы на его месте или загикал по-деревенски, свистнул, забил в ладоши, чтобы пугануть как следует бедную девушку и затем засыпать насмешками, или, что еще неприличней, но много соблазнительней, спрятался бы в кустах и подсматривал за ней. А, уж, что говорить о коварных злодеях, которые не упустили бы подвернувшегося случая для самых низменных целей!..

А красота нашей Девы была воистину бесподобна… В своем откровении наготы она смотрелась настоящим произведением искусства, которое и существует лишь для всеобщего восхищения и поклонения. Когда, как бы в шутку говорится, что женщина одета тем лучше, чем меньше на ней одежды, - то имеется в виду именно такой случай, когда с сокрыванием отдельных частей нарушается целостность божественной гармонии.

И музыканта оставили силы не случайно, и он стоял, как околдованный… И все это стариковские сплетни и наговоры, что Феи владеют каким-то особым волшебством, - мужчины по своей природе тоже подвержены скоропалительной любви…

Фея, наконец, почувствовав чей-то прикованный взгляд, резко обернулась, и темные глаза ее, такие же бездонные, как колодец, манящие и в то же время пугающие неземным бесстрастием, словно вытянули трепещущуюся человеческую Душу и похитили безостаточно в черноту зрачков. Музыкант покачнулся, и из рук его с глухим звоном выпала неразлучная лютня, и, не поднимая ее, совсем растерявшись в том, что делает, как в полусне, с послушностью немому зову приблизился к Фее. А глаза ее уже изменились, и стал в них виден пробивающийся из недр пламень, - и вдруг они заблестели тем влажным непередаваемым блеском, который бывает только у влюбленных!..

Тут бы следовало из деликатных соображений заставить Героя упасть в обморок или обратить эту историю в сон с преждевременным пробуждением, но Автор в последнюю минуту изменяет своему правилу избежать «бестселлеровских» трюков, и решается на крайнюю меру — продолжать…

И вот гибкие тонкие руки касаются его щек, обнимают нежно за шею, губы жадно ищут губ, и тело все плотнее жмется к телу...

Счастливцы, которым встречались, однажды, Феи, чаще всего помалкивают о той безумной страсти, что кроется в этих хрупких созданиях, но, уж, если паче чаяния, разоткровенничаются где-нибудь за чаркой вина, - то порасскажут много удивительных вещей!.. Может быть даже покажут Вам, естественно в позволительных частях, так и незатянувшиеся полностью шрамы от острых ноготков и зубов; пожалуются на пошатнувшееся с тех пор здоровье, обрисовывая всяческие любовные утехи, сродни гимнастическим упражнениям… И все подобное: вплоть до общеизвестных ведьминских забав с полусмертельной изнуряющей скачкой на шее бегущего, что есть мочи, партнера… Короче говоря, наслушаешься таких устрашающих вещей, которые современным языком ласково наречены садомазохизмом, что девственный образ Феи невольно вырастает в эдакого монстра в резиновом противогазе, с собачьим ошейником, железными цепями и прибольным витым хлыстом в жилистой руке… Но посмотрите повнимательнее в мечтательно разгоревшиеся глаза Вашего рассказчика, - и Вы увидите такое противоестественное восхищение от испытанных «пыток», что впадете в полное недоумение…

Автор не встречал в своей жизни подобных исступленных Фей и, надо сказать, с нескрываемым любопытством брал интервью у живого свидетеля и подглядывал за происходящим из-за кустов (но, заметьте, вместе с Читателем!), примкнув тем самым к разряду не совсем приличных типов… И пусть поэтому пролистнет эту страницу тот, кто хочет остаться со своим интересом…

И он уже не увидит, как Дева в обуреваемой страсти порывисто разорвет надвое подызношенную старую рубаху на побледневшем, как мел, музыканте; как гибкие пальцы с длинными ногтями замедленно поползут по его широкой спине, оставляя белые борозды царапин с выступающими каплями взыгравшейся крови… И не услышит никогда волнующее прерывистое дыхание Феи, и сладко издаваемые стоны…

Так закрывайте же страницу, не мешкайте!.. А то я замечаю, как осмелевший музыкант, отдавшись на волю чувств, уже лобзает шею, руки, грудь, не упуская ни единого места на ее чудном теле, подрагивающем от каждого прикосновения жарких губ…

(продолжение следует… заказ книг через www.podiumart.ru)

"ПОДНАГОТНАЯ НАГОТА"БодиАрт и фото Майтрейи.
А красота нашей Девы была воистину бесподобна... 
В своем откровении наготы она смотрелась настоящим произведением искусства, 
которое и существует лишь для всеобщего восхищения и поклонения.