?

Log in

No account? Create an account
новости друзья календарь о Майтрейе Hollywood Maitreya . The Russian Buddha назад назад далее далее
Бестселлер - The House of Maitreya
Храм Нового тысячелетия
maitreyafromhw
maitreyafromhw
Бестселлер

Майтрейя, Голливул, 2009

КАКОЙ ВСЕ ЖЕ ВЕСЕЛЫЙ ЭТОТ ПРАЗДНИК – ХЭЛЛОУИН!

И вот машина, наконец, несет нас по розовому вечереющему городу, и таксист, к сожалению несвойский, невозмутим и не смущается «глупых» иностранцев, накручивает и накручивает круги и счетчик, нехотя сокращая спираль к нужному дому.

Но все же, к счастью, всему конец наступает… И еще незнакомый симпатичный домик, пока отличающийся от других в этом огромном городе лишь нужным нам номером, приветливо подмигивает праздничным светом окошек и завлекает к крыльцу.

«Как я несказанно рад! Уж, как рад!!!» – восклицает Доктор, выходя к нам на встречу и пожимая руки. – «Мы уж подумали, что Вы не придете.»

Из-за представительно одетого во фрак и длинный цилиндр хозяина выскочила девушка в золотом купальнике, короне и высоких черных сапогах (как выяснилось, — жена его!). Она бесцеремонно, с налету, расцеловала нас и, подхватив под руки, потащила в дом.

Как оказалось, другая пара гостей уже расположилась на диване в гостиной. Вчерашний незнакомец, спрятавшись под маской какого-то оскаленного Хорька, бросился к нам, рыча и пытаясь напугать, а его тощая пожилая супруга, неизвестно кого изображая и размахивая руками с длинными иглами ведьминских когтей, похоже, хотела навести на нас дрожь невероятно коротким платьем с донельзя оголенной спиной. Но в маскарадной обстановке нельзя проводить никаких параллелей, и, упаси Бог, сравнивать эту выходку с Сумасшедшим Домом, — поэтому мы не побежали в ужасе от буйных больных, а вежливо засмеялись им и слабо поотбивались. Когда страсти утихли, нас всех препроводили к столу.

Вот только теперь я сумел чуть оглядеться. Ничего примечательного в комнате не было, обстановка самая обыкновенная, но я с удивлением приметил, что тут присутствует еще кто-то. Качалка в углу то и дело подергивалась, а сверху из-за ее спинки торчали запутанные редкие вихры ржавого цвета. В этом загадочном углу будто слышались и тихие звуки телевизора.

Доктор быстро перехватил мой недоуменный взгляд и поспешил с пояснениями: «Это Дэвид!.. Он не совсем психически здоров, и находится у меня на частном попечении… Я стараюсь не сажать его к общему столу…»

В это время Дэвид привстал с заскрипевшей качалки и прошел мимо нас, словно не замечая. «Дела… дела… Вот такие дела!.. – ворчал он себе под нос. – Никогда не зарекайся впредь… Опять будет кровь…»

Диковинная фигура сразу привлекла внимание всех гостей. И подивиться было чему!.. То ли баба, то ли мужик, в растянутой почти до пола женской кофте, принялся с усердием намывать порог в прихожей и жалобно причитать: «Сколько же крови здесь пролито… Погубленных Душ не сосчитать!»

Сделалось так тихо, что у сидевшей со мною рядом пожилой дамы было слышно как стучит сердце, и уже не любопытство, а страх завис над столом.

«Ха-ха-ха! – вдруг не удержался Доктор и разразился своим громовым смехом. – Ой, уморил дружище… Какая чудесная шокотерапия!.. Во, где талант настоящего актера пропадает!»

Дэвид скромно раскланялся зрителям и сделал вид, что торопливо спешит за занавес, как тут же возвернулся и поклонился вновь.

Сквозь воцарившийся смех и рукоплесканья, я зашептал своей Фее: «Я же говорил тебе, что Хэллоуин на редкость очень и очень веселый праздник!»

***

«А сейчас, господа, — наконец громко и весело объявил хозяин дома, явно заготовив нам новый сюрприз, — мы откушаем запланированный чудо-ужин!.. У всех, ясное дело, вкусы разные на предмет закуски, — но мы постараемся удовлетворить любые желудки, начиная от неисправимых вегетарианских и кончая самыми отъявленными экземплярами плотоядных!»

Он подмигнул Дэвиду и тот с готовностью убежал в другую комнату и сразу же выскочил оттуда с большущим подносом в виде черепашьего панциря. Как из «рога изобилия» высыпал он на стол целую груду всевозможных колющих, режущих, щипающих и т. д. странных предметов, которые обязаны были заменить нам обычные вилки, ножи и ложки. Вид «столовых приборов» несколько настораживал, так как они походили скорее на изощреннейшие орудия пыток для будущей затребованной пищи. Затем из панциря выудились еще и почерневшие подозрительные черепки, которые должны послужить нам специальным местом для… страшных экзекуций.

Когда фантастические «праздничные» столовые принадлежности выросли в центре, на расшитой, в виде зубчатого солнца, скатерти, стало понятно почему «зубчики» светила направлены не во вне, а внутрь круга… Это образовалось жерло распахнутой пасти! Перед нами накрывался настоящий стол жертвоприношений!

«Вот это да!!! Какой балдеж! Я такого кайфа никогда не испытывала! – заплескала руками моя голоспинная соседка, уже присмотрев себе непонятную вещицу. Своими длиннющими ведьминскими когтями она вытащила из кучи крючок, — похоже тот, что служил древним египтянам для устранения внутренностей покойника при бальзамировании.

«Будьте спокойны, дорогие гости! – обратился к присутствующим Дэвид. – Все здесь стерильно чистое… Не забывайте – Вы все же, как-никак, у Доктора! И если какая паутина Вас насторожит, ржавчина, плесень или даже откровенная грязь, — так не обращайте внимания на муляжи – все страшное, плохое и нечистое в этом доме не настоящее!»

После таких убедительных уверений рыжеволосый баба-мужик протянул обладательнице крючка еще и месяцеобразный турецкий кинжал: «Это тоже Вам пригодится! Вы, я знаю, большая любительницы мяса с обязательной кровью…»

А Доктор компетентно добавил: «Мясо очень хорошо Душу к телу крепит! Мясоеды даже умирают с трудом!..»

«Ну и шутник Вы! Ой шутник!!! – захлопала в ладоши будущая его пациентка. – Вы такой милый мужчина!.. Только Вам я могу вверить свое драгоценное здоровье!»

«Сегодня о болезнях забыли! – с напускной строгостью сказал Дэвид и погрозил пальцем. – В этот вечер присутствующие здесь все, до невозможности, здоровы, как Быки! Впрочем, о Быках чуть позже…» И он как-то замялся и загадочно улыбнулся.

«Предупреждаю всех! Дэвид у нас настоящий Коперфильд! Ждите от него сногсшибательные номера и необъяснимые фокусы!» – гордо, словно представляя своего лучшего ученика, заявил предовольный Доктор.

Дальше, у «ритуального стола», все пошло, как говорится, «по маслу»… Гости, искусно подготовленные к тому, что здесь все «понарошку», «невправду», отныне должны были «глотать» любую наживку без разбору. Ориентироваться, между прочим, в хитром доме (как и в миру!), даже с осторожностью, приходилось сложновато…

Нам с Феей, как вегетарианцам, Дэвид припас все немясное: разных мелких птичек и зверюшек из теста и овощей, которые искуснейшим образом походили на настоящих и даже соответствовали по вкусу. Мне приходилось прокалывать их странной в зазубринах зубочисткой (самой «безобидной» из всех других, как показалось, жутких штуковин!), и одни из существ при этом пищали, выпуская из себя теплое дыхание пара и сжимались в конвульсиях, а иные истекали кровью томатного сока. Привыкнуть к таким «забавам» оказалось непросто при всепонимании…

Еще интересней угощали мою соседку.

Дэвид, желая услужить даме, естественно, заказавшей бифштекс, отодвинул свою качалку в сторону, чтобы лучше стало видно экран телевизора, и включил, словно специально, подугаданную программу. Там, с беззаботнейшим видом, лениво обмахивая тучные бока, паслось бычье стадо.

«Вам какого – выбирайте!.. – с угодливостью официанта молвил горе-Коперфильд и все засмеялись, конечно же, заметив работающий видеомагнитофон.

«Вы не возражаете, если я запишу на кассету момент убиения»… — просительно добавил он. (И, конечно же, мало кто мог заметить в тот момент, как фокусник, будто пританцовывая, старается задвинуть ногою, вылезшие на свет никуда не подключенные провода…)

«Вот этот знаменитый «белый Бычок» очень славненький! На нем остановимся!» – наконец, Дэвид сделал выбор, — и все увидели, что картинка на экране сменилась, и принаряженный тореадор, чем-то очень схожий с ним лицом, подступает к уже окровавленному Быку для последнего смертельного удара…

Здесь бабий балахон фокусника то ли случайно, то ли специально заслонил вид, и когда он повернулся к публике, телевизор уже не работал, а его вытянутые вперед руки держали блюдо с пышущим жарким, вырезанным в изящную бордовую розу…

«Вы где-то запятнались…» – указала ему заказчица мяса на забрызганную чем-то кофту, когда тот с реверансом преподносил ей «цветок».

«Ну вы же просили с кровью!» – недоуменно пожал он плечами…

Для более полной картины необыкновенной трапезы отметим и еще некоторое… Гость в виде «Хорька» оказался попривередливей жены, настоящим гурманом, и долго мучил «Коперфильда», выбирая любимую Рыбу на дне морском. Но и он получил свой заказ по телевизору, как по ИНТЕРНЕТу… Что же касается полуголой королевы, то она заказала себе к ужину «Закрякина» (селезня), и пока Дэвид предолго возился с этим блюдом в другой комнате, она строила мне глазки и премило улыбалась. На поверку «Закрякин» оказался выложенным из квадратиков слоеного теста с русской черной икрою. Икринки были столь интересно расположены, что, когда королева прежде, чем приступить к еде, разложила квадратики в другом порядке, то выявился иной рисунок – в виде Лебедя. Вот его-то она с пребольшим удовольствием и съела… Доктор, ссылаясь на сильную изжогу, ничего не ел, – все курил трубку и лишь пригубливал какое-то «лекарство» из чашки, похожей на череп. «Это пластмасса…» – каждый раз говорил он нам, когда поднимал ее… Вот в такой атмосфере мы и пребывали.

Случилось еще и другое маленькое происшествие…

Когда было Дэвид, удовлетворивший всех «фокусами» с едой и напитками, с облегчением подсел к нашему столу и только начал разворачивать какой-то узелок, похоже, с принесенной самому себе едой, - в комнату вдруг ворвалась целая ватага детей. Они прямиком бросились к фокуснику, вырвали узелок и, поддразнивая, стали бегать от него.

«Какие замечательные детки! Ну, как настоящие Бесенята!» – восхитилась претендентка на излечение, уже изрядно подвыпившая. Она вплеснула, как всегда руками, но уже не столь уверенно и метко. От этого неровного движения кое-что, незамечено для нее, слетело со стола..

«У них и рожки, как живые!» – умилился и муж ее, в свою очередь, размахивая руками. Эта пара была, право, как глухонемая. Со стороны казалось, что тут за столом сразу два дирижера.

В это время один из детушек, видимо, собравшись умыкнуть то, что свалилось со стола, подлез под стул, и я, не выдержав соблазна, схватил его за «маскарадный» хвостик. Как и ожидалось, дитятко громко взвизгнул и убежал жаловаться маме.

«Успокойся, детонька, успокойся… Дядя пошутил…» – королева приголубила своего сынка, покачав мне укоризненно головой.

Наконец Дэвид сумел отловить шалунов. Детишки нехотя расстались с узелком, сделали еще два шумных витка вокруг стола, хлопая пистонами и выкрикивая – «это наша коробочка!» — выбежали вон.

Фокусник долго возился с мешочком, словно испытывая наше терпение. Не скоро появилась из тряпицы самая обыкновенная коробка от конфет, но зато, как невероятно быстро, заставив всех вздрогнуть, ни с того ни с сего раскрылась, — и оттуда выскочил Чертенок. Знакомой каждому игрушкой на пружине мало кого удивишь, тем более, что шкодливые Чертики выскакивают на всяком шагу жизненного пути, — но именно этот выглядел не куколкой, не метафорой подстерегающих нас неудач, — а совсем, ну, совсем как живой!.. Могло даже показаться, что имеем дело с Котенком, принаряженном в рожки, черненьким и усатым, со смешной детской соской во рту… Но когда «Котенок» вдруг вынул соску лапой и с серьезностью произнес: «Ужин закончен, господа!» – это сходство разом улетучилось. А маленький Чертик затем состроил нам рожицу, показал язык Дэвиду и, вильнув на прощание хвостиком, тут же захлопнулся, как дверью, крышкой.

«Детская игрушка, — а какая славная! – защебетала моя соседка. – Мне иногда самой хочется выскочить на улицу и показать всем язык!»

«Вери гуд, вери гуд!..» – поддержал ее муж.

«Послушай… Давай уйдем отсюда поскорее… — тут я услышал с другого своего бока тихие слова Феи. – Мне, правда, нехорошо… тошнит…»

Я взглянул на нее, и мне сделалось искренне жаль бедную страдалицу. Она сидела бледная и усталая, склонившись над маленьким «живым» цыпленком, к которому так и не смогла за весь вечер притронуться.

«Потерпи, потерпи, дорогая… — сказал я ей. – Еще немного потерпи… Мы же пришли в этот Мир непросто так и обязаны тут досидеть до конца!..»

(отрывок из книги Майтрейи «Бестселлер»)

1 комментарий или Оставить комментарий
Comments
nu_magic_world From: nu_magic_world Date: October 31st, 2009 07:13 am (UTC) ()

halloween

happy Halloween to you!
1 комментарий или Оставить комментарий